Региональная общественная организация

"Красноярская краевая федерация регби"

Каталог статей
Меню сайта


Поиск


Календарь


Архив записей


Коллеги
  • Енисей-СТМ

  • Красный Яр

  • Федерация регби России

  • RuRugby



· RSS 29.06.2017, 10:57
Главная » Статьи » Интервью

Дмитрий Храмогин: «Мы понимали друг друга с полувзгляда»

 

После тяжёлой травмы, полученной на старте профессиональной карьеры, врачи настоятельно рекомендовали молодому Дмитрию Храмогину уйти из регби. Но после этого он отыграл ещё 18 сезонов, завоевав с «Красным Яром» десять чемпионских титулов. 

 

ДОСЬЕ

Дмитрий Владимирович ХРАМОГИН,

тренер СДЮСШОР «Красный Яр»,

родился 23.07.1963 года,

мастер спорта международного класса,

десятикратный чемпион страны.

 

 

ЛАГЕРНЫЙ МАЛЬЧИК

 

- Дмитрий, как произошло ваше знакомство со спортом?

- Я ходил в детский садик, когда родители отправили меня на фигурное катание. По-моему, мне тогда было 4 года. Старшая сестра занималась спортивной гимнастикой. Летом их отправили на Красноярское море в лагерь в посёлке Убей. Когда мы поехали навестить её, меня увидел тренер и уговорил родителей отдать в гимнастику. На гимнастику я перешёл во втором-третьем классе.

- А почему вы решили сменить секцию: надоело фигурное катание?

- Да, нет, на начальном этапе ребёнок сам толком не понимает, что ему нужно. Меня просто стали водить на спортивную гимнастику. Родители понимали, что нужно чем-то заниматься. Ещё пытались научить меня музыке, игре на баяне, но эта тенденция быстро закончилась. Меня помучили всего два года, а гимнастикой я занимался до 7 класса. Она закончилась для меня на втором взрослом разряде.

- Не было перспективы?

- Во-первых, не было перспективы. Поменялся тренер, и нормальная секция стала любительской.

- Потом, наверное, гоняли футбол?

- Нет, в футбол я играл только за дворовую и лагерную команду. Всё моё детство прошло в пионерских лагерях. Можно сказать, я был лагерным мальчиком, летом никогда не оставался в городе: или в лагерь, или в деревню отправляли.

- Где вам больше нравилось: в лагере или в деревне?

- Без разницы, я везде находил себе дело.

- Были шебутным?

- Да, без дела не сидел.

- А как учились?

- До 4 класса был ударником, а потом – железным троечником. Точные науки у меня шли хорошо, с гуманитарными было сложнее. Школу я закончил с тремя тройками: по русскому, литературе и иностранному языку.

 

ПРИОБЩЕНИЕ К РЕГБИ

С красноярской журналисткой Татьяной Булгариной (фото Сергея Ярлыкова).

 

- Как вы оказались в регби?

- В девятом классе к нам в школу, на урок физкультуры, пришли Чупров с Прохоровым и позвали заниматься. Занятия проходили в Академгородке: в школе № 41. Нас пришло тогда человек десять, к лету осталось двое, а на соревнования поехал я один.

- А что за соревнования?

- Первенство России.

- Сразу первенство России?

- Да, среди юношей. 

- Как выступили?

- Не помню.

- Не может быть!

- Я не запоминаю статистику. С этим у меня всегда было туго. Мне интересен сам процесс, а не цифры. Я не помню, сколько раз был чемпионом страны, с каким счётом мы выигрывали. Главное – победа, а счёт не имеет значения.

- Когда начали заниматься регби, тоже не вспомните?

- Это вспоминается легко: в 1979 году, потому что в 1980 году я окончил школу. 

- Чем вас привлекало регби?

- Тогда мне трудно было сказать. Просто подвернулся вид спорта.

- Где можно побегать, потолкаться?

- Нет, нет, я с детского садика всё время в спорте. И мне нужно было постоянно куда-то ходить. Год, в 8 классе, я пропустил, ничем не занимался, а тут пригласили на регби. После 9 класса, когда не получилось с тренировками по регби, и тренировочный процесс оказался сбит, меня позвали в борьбу. С полгода, наверное, занимался борьбой. По большому счёту, мне всё равно было чем заниматься. И сейчас, когда я тренирую мальчишек, говорю родителям, что ребёнка, в первую очередь, нужно приучить к организованности. Он всё время должен куда-то идти, что-то делать, а не бездумно гонять дурочку. А куда именно отдать ребёнка – дело второе.

- Вы какой борьбой занимались?

- Классической, вместе с Алексеем Шумаковым (чемпион Олимпийских игр 1976 года – прим. автора), в Студенческом городке. 

- Но в греко-римской борьбе даже за ноги брать нельзя?

- Поэтому, наверное, и ушёл, а когда потупил в политехнический институт, и мы поехали на первом курсе в колхоз, я там встретил парня, с которым ездили в 9 классе на соревнования. Он говорит: «Пошли опять заниматься регби» и притащил меня к Владимиру Петровичу Быкову. С того времени я уже практически постоянно в регби.

- А  этот  парень стал регбистом?

- Нет, он быстро бросил. Нам было уже по 18 лет, съездили на первенство России по старшим юношам, стали бронзовыми призёрами, и он ушёл.

 

ДАВДЦАТЬ ЛЕТ НА ПОЛЕ

В игре за команду ветеранов против "Журбола" (фото неизвестного автора).

 

- Когда вы попали в состав «Красного Яра»?

- По-моему, это был 82-й год. Я продолжал заниматься у Владимира Петровича Быкова, а по положению, взрослая команда должна была обязательно иметь в составе двух молодых игроков. Были ребята получше меня, но сегодня они могли прийти, а завтра – пропустить тренировку, я же ходил регулярно, и Владимир Петрович сказал: «Возьмите этого парня».

- Вы сразу попали в основной состав?

- Нет, может быть, и совсем завязал с этим делом, если бы в 1983 году ни ушли сразу восемь человек основного состава. 

- Команда омолодилась, и быстро поднялась.

 - Я бы не сказал, что быстро: если мне не изменяет память, первые хорошие результаты мы стали показывать где-то в 87-году. Регби – это мужская игра, и в неё играют мужики. Говорят: «Вот – молодой, талантливый», но пока он не станет мужиком, игры не будет. Чтобы показать настоящую игру, нужен возраст 25-26 лет. Трехчетвертные могут раскрыться раньше, но всё равно, года 22-23 должно быть.

- Вас часто травмировали?

- Первую травму я получил в 1983 году в Новокузнецке, а в игре с «Филями» мне до конца оторвали связку.  Потом были травмы в 1986 и в 1988 году…

- Не возникало желание бросить регби? 

- Понимаете, это – адреналин. Мне врачи говорили: «всё, завязывай», родители были против регби. Я год (1984-й) не играл, но ходил на тренировки. Со взрослыми мне тренироваться нельзя было, с пацанами бегал. Товарищи притащили мне хоккейную защиту (нагрудник с плечом). Одевал и тренировался. 

- Сколько лет вы были в составе «Красного Яра»?

- Взяли меня в 1983, а закончил в 2002 году, было мне уже 38-39 лет.

- Что было вашим самым большим успехом в регби?

- Не могу сказать

- На вашу спортивную карьеру пришлись десять золотых побед «Красного Яра». Была какая-то особенная?

- Нет, наверное. В регби я, прежде всего, стал человеком, мир посмотрел. Хотя при нынешних условиях можно было посмотреть и по-другому. Не знаю, я просто получал удовольствие от всего этого. Сейчас работаю с маленькими ребятами 1998 и 2001 годов рождения. Меня часто спрашивают: «с кем играть будем?», а для меня и моего хорошего товарища Владимира Негодина всё равно было, кто против нас. Просто выходили и получали удовольствие от игры. 

- И много вас таких было тогда?

- Не могу сказать точно, человек пять-шесть знаю.

 

ТРЕНЕР-ОБЩЕСТВЕННИК

Дмитрий внимательно следит за игрой юных регбистов.

 

- Ваша спортивная карьера сложилась  удачно?

- Могла, наверное, быть и лучше.  

- В сборной не доиграли?

- А я там практически и не был. Как я сейчас считаю, на тот период времени у нас не было тренеров, которые могли бы оценить перспективные возможности игроков и грамотно их использовать. На разных этапах развития, меня использовали не полностью, остались какие-то нераскрытые возможности.

- Вы закончили в 2002-м, а почему не в 2001-м или 2003-м году? Что случилось: плохо себя почувствовали?

 - Да, ничего не почувствовал. Я мог бы и дальше играть. Спасибо родителям, со здоровьем (тьфу, тьфу, тьфу) всё в порядке. Просто в команде начали проводить смену поколений.

- Вы стали тренером, как только закончили играть?

- Я ещё играл, когда стал тренировать. Вывозил команду молодых ребят, которые сейчас играют в «Красном Яре».

- Кого из нынешних регбистов «Красного Яра» вы тренировали?

- Проще сказать, кого не тренировал: Олега Шукайлова, но он уже закончил, и приглашенных. 

- Будучи игроком профессиональной команды, вы взялись тренировать ребятишек? Серьёзных денег это не давало, значит, у вас была внутренняя потребность передать свой опыт?

- Да, конечно. Когда я устроился в детскую спортивную школу, зарплата тренера была 500 рублей. Но я не получал даже этих денег, работал, как общественник. Потом я узнал, что надо было куда-то идти, получать, пришёл, а мне сказали: «поздно, полгода уже прошло, ваши денежки вернулись государству». Потом стали платить 800 рублей. У Коли Васильева (бывший игрок «Енисея-СТМ» - прим. автора) был свой автосервис, я уходил к нему. Года два-три отработал, потом Сергей Иванович говорит: «хватит тебе гайки крутить, иди, занимайся детьми».

- Как вам удавалось, будучи профессиональным игроком, тренировать мальчишек?

- В принципе, время всегда можно найти. Было бы желание.                                                   

 

НУЖНО СОЗДАВАТЬ КОМАНДУ

Молодая поросль "Красного Яра". Тренер Дмитрий Храмогин - крайний справа.

 

- Чем нынешние регбисты отличаются от вашего поколения в их возрасте? 

- Да, это не только регбисты, все спортсмены хотят денег. 90-е годы испортили всех. Как в Америке в 30-е годы, у нас в 90-е в головах засела мысль, что можно быстро схватить большие деньги. В наше время, кому-то вообще не платили, кому-то платили копейки, но был интерес. Люди, в первую очередь, выходили играть, а сейчас я часто слышу: «Сколько нам заплатят? Будут ли премиальные?» У нас это стояло на втором месте: вначале - игра, а потом уже выясняли, будет ли что-нибудь?  

- Но ведь и сейчас в «Яре» есть ребята, которые, в первую очередь, выходят играть?

- Есть такие ребята, но в связи с тем, что сейчас всё покупается и продаётся, зачастую учёба в институтах становится проблематичной. Когда я работал с дублем, перед каждой сессией меня спрашивали: «Дмитрий Владимирович, нам что-то дадут?» Если брать уровень жизни, который был в 80-е годы, сейчас достаток стал меньше, и чтобы его обеспечить приходится подрабатывать. У меня хороший мальчишка, который закончил играть по семейным обстоятельствам. Был другой случай, мы всю зиму готовились, а летом подходит мальчик и говорит: «У нас – стройотряд». И что я ему скажу, если у него – только мама, а здесь он таких денег не получит?  

- Ещё в прошлом году Александр Первухин говорил, что по составу «Красный Яр» не слабее его «Енисея-СТМ».  В этом сезоне ваша главная команда ещё больше усилилась, но уступила и золотые медали, и кубок. Чего, с вашей точки зрения, ей сейчас не хватает?

- Команды не хватает.

- Вы имеете в виду - командной игры?

- Команды нет. Если на протяжении многих лет постоянно меняются игроки на ключевых позициях, и даже те, кто давно в составе, постоянно меняются в связках, какая уж тут команда. Есть индивидуально сильные игроки, но нет сплочённости и командного духа. Особенно это показал финал. Когда я играл, у нас каждый знал, кто что будет делать. Мы  были настолько сыграны, что мыслили одинаково и понимали друг друга с полувзгдляда. Допустим, бегу я в поддержку за Вовой Негодиным и уже знаю, что он сейчас будет делать. Бежит Серёжа Крыкса, я знаю, как поступит он. Конечно, были какие-то исключения, но в любых ситуациях, я на 90 % точно знал алгоритм его действий. Пока был молодым, бегал безбашенно, а с возрастом стал играть на опыте. Всё предсказуемо, читаешь игру, как в шахматах.

- Какое место в вашей жизни регби занимает сейчас?

- Трудно сказать. В связи с тем, что я целыми днями – на стадионе, наверное, первое.   Работа работой, а это – жизнь.

 

Беседу вёл Евгений КУТАКОВ

Категория: Интервью | Добавил: kkfr (31.12.2014)
Просмотров: 284 | Рейтинг: 5.0/4
Красноярская краевая федерация регби, 2011